пятница, 27 октября 2017 г.

все уходят раньше, я – позже всех

У меня очень тяжёлый рюкзак, в нём свиной жир для лебкуханов, свежая форель и полотенце, мокрое после бассейна.



Я иду на проспект по Чырвоназоркавай. Слева – кладбище, справа – балкончики в плющах, во дворе мокнет белый пододеяльник, дальше – посольство горячей Кубы.

Тепло, пахнет листьями и темнеет. Из окон кирпичного дома через плотные шторы – свет цвета некрепкого чая. Чужой эрдельтерьер на длинном поводке бежит рядом, как будто он мой.

Тонкие берёзовые веточки перед забором. К забору приклеена плитка, кусок отбит. Часть этого куска, только часть, левая, вложена в забор, как журнал на полку. Я вытащила, посмотрела, положила обратно.



Потом я пришла в собор Святого Роха.

Вітай, Марыя, поўная ласкі, Пан з Табою, благаслаўлёная Ты між жанчынамі і благаслаўлёны плод улоння Твайго, Езус. Святая Марыя, Маці Божая, маліся за нас, грэшных, цяпер і ў хвіліну смерці нашай. Амэн.

среда, 25 октября 2017 г.

наша маленькая история

Нашла сейчас историческое фото.



Окно на первом этаже «четвёрки» – общежития №4 БГУ на проспекте тогда ещё Машерова. Под окном мелом на кирпичах написано «Сергей, подойди к вахтёрше!» (у вахтёрши был оставлен – потому что мы торопились на гули – какой-то очень нужный Серёже конспект). Надпись замазана (не исключаю, что вахтёршей, которой надоели всё подходившие и подходившие Сергеи), но всё равно видна. Сделана она была мной поздней весной 1997 года. А фото было сделано тоже мной, через 14 с лишним лет – 12 сентября 2011 года (с Ленусей гуляли тогда и я ей хвасталась – типо, вот, Ося и Киса были здесь) . Уже через сетку, общага уже была огорожена. Сейчас на её месте – торгово-развлекательный центр Galleria Minsk, в котором Ленуся частенько тусуется и покупает косметику. В отражении видно строящийся дом Чижа.

четверг, 19 октября 2017 г.

день, в который можно было выпить с утра

И так ещё всё совпало, что можно было встать попозже, и не сдавали газету, а на вторую половину дня пришлась традиционная ежегодная пресс-конференция «Шмитцов».

А ещё, ещё – последний мой рабочий день перед отпуском главного редактора. И всего одно совещание было сегодня, очень коротенькое. В 15:09 я с работы ушла. Пешком через парк Горького по богатой листве прогулялась до Дворца Республики. Поснимала там полуприцепы, посидела на пресс-конференции, пошла на фуршет. У  «Шмитцов» обычно всё на высоком уровне. Но тут было шампанское полусладкое, бутерброды с колбасой и рыба в промышленных тарталетках из маргарина. Я ни кусочка не съела, шаманского выпила, конечно (потому что бокал взяла, думая, что это сухое белое, и куда его было девать, назад что ли ставить?), поулыбалась для общего фото на память и пошла через Интернациональную в Paul, давно хотела попробовать их круассан. Купила круассан и Ленусе тарталетку с шоколадом (в полной уверенности, что осчастливлю ребёнка, как следствие, делиться ему со мной не захочется, поэтому купила ещё тарталетку для себя). Круассан был невкусный. Но я его съела сразу (голодная была, я же не ела ничего перед «Шмитцами»), по дороге мимо отеля «Европа» к гуму, я  решила там посмотреть рамку под фотографию формата А3.

В гуме, естественно, была скидка – я всегда прихожу в день скидок в государственные магазины (или там всегда скидки). На 20 процентов дешевле купила глиняную кружку, о какой давно мечтала – точно, как в Central Perk, высокую и пузатенькую, но только в «Друзьях» они были разного цвета, а в гуме исключительно оранжевые (Радошковичские, кстати). Накупила колготок и носков, и рамку, и за всем в очередях стояла. А потом пошла пешком в «Карандаш» – печатать фотографию в эту самую рамку. Пока дошла, пока ждала. Короче, домой приехала, как обычно – поздно.

Но завтра у меня выходной.

Первый с первого сентября.

Буду спать без будильника. Потом сырники печь. Завтракать. Потом в город гулять, потом в гости. И снова наемся.

А в субботу начнётся всё заново. С подъёма в три тридцать.

Ленуся тарталетку попробовала и есть отказалась – шоколад горький, а тесто – невкусное. Это глупости на самом деле. Тарталетка божественная.
А круассаны я буду покупать в BroBakery. Лучше их круассанов я пока не встретила.

вторник, 17 октября 2017 г.

прилетела мама

Началось «Ты где?» и «Почему так поздно с работы?»

А мы этой осенью в Берлин не поедем (планы поменялись, ведь поменялась жизнь). И я уже очень по нему скучаю, и сегодня весь вечер вспоминаю неспокойную Зонненаллее.

Огромный Берлин я знаю лучше, чем крошечные Колодищи. Но живу я здесь, и я не ищу другую Родину, я стараюсь сама быть Родиной. И именно там, где я есть.

И мне кажется, у меня получается.




воскресенье, 15 октября 2017 г.

не по-детски

Оборудовали на свежесозданном газоне детскую площадку. Красивенькую, яркую; качели, горка с лесенками. Вот именно сейчас.

И из десяти фонарей на Геофизике работают три. Утром в начале шестого шла из дома – башенка на детской площадке торчала в темноте, как ведьминский замок. Вечером в начале девятого возвращалась домой – на площадке дети. В полной черноте раскачивались на качелях.


понедельник, 9 октября 2017 г.

придумала себе спа

С утра в «Лазне» не бывает людей, я поплаваю сорок минут, потом медленно-медленно (минут за пять получается, иногда даже за десять) бассейн проплываю на спине, вытягивая позвоночник. Мышцы расслабляются, мыслей – никаких. Только холодно становится, холодная же вода.

Сегодня очень замёрзла. Зашла в brøbakery и купила хлеба. Свой любимый северный и ребёнкин любимый – греческий. Шла, обнимала его и грелась.


вторник, 3 октября 2017 г.

никто никому ничего не должен, но каждый должен себе

Нужно каждый день как минимум послушать одну маленькую песню, прочитать одно хорошее стихотворение, увидеть одну прекрасную картину и, если это возможно, сказать несколько разумных слов. Из Гёте.

Через грязное окно электрички


У меня сегодня с такой картины световой день начинался.