четверг, 6 декабря 2018 г.

я ехала домой

Я шла с работы и думала, что, когда приеду, надо будет обязательно написать про то, что в Колодищах на ночь отключают свет (фонари гаснут, становится темно). Не знаю, во сколько выключают фонари, а включают не раньше (иногда и позже), чем в полшестого, когда я иду на электричку. Так же делают, например, в Столбцах (Таня рассказывала). Это пример дурацкой, неоправданной экономии. А столица предполагает (и предлагает, но только до одиннадцати) ночную жизнь. Фонари горят, Окна в la coffee украшены уютными ёлками. Люди пьют кофе и чай. А я бегу на маршрутку, размышляя, где же произошёл сдвиг точки сборки, из-за которого я переживаю, что меня не воспринимают всерьёз.

И тут я вспоминаю, что сержусь на ребёнка, если он не ложится в полдесятого, а ложится в десять. Ленусе 15 лет, она взрослая, но я не воспринимаю её всерьёз.

И тогда я решаю, что за завтраком обязательно ей скажу: «Малышка, ты давай сама решай, во сколько тебе ложиться».

Всё это я придумываю написать по дороге домой, но когда приезжаю пишу другое. А именно: «Жизнь пекаря-путешественника хороша тем, что на ужин приходится есть рождественский штоллен, а перед сном – брауни с горьким шоколадом и солёным арахисом. Не напрягаясь, потому что калории сгорят в пыль».