вторник, 25 июля 2017 г.

зависит от цели



Скорость движения и его направление.

Можно ползти, покарабкаться, разница есть.

Я и ползу, и иду, и плыву, и еду.

И просыпаюсь, и вру, и работаю, и боюсь.

И надеюсь, и верю. И ни в чём не уверена.

мокнем



По всем прогнозам сегодня к вечеру обещали дождь. Но люди ехали с работы без зонтов.

Платья, тишотки, рубашки липли к телам, длинные волосы липли к лицам, обувь – насквозь.

Но было очень тепло. Никакого дискомфорта не ощущалось.

Я набрала в магазине пакет зелени, потом в электричке зонтик в пакет засунула. И на дне пакета набралось воды.

До сих пор льёт. Только усиливается.

воскресенье, 23 июля 2017 г.

не хотела сегодня ехать в город



Выходной. У меня, как всегда, на завтрак сырники. Но сейчас ещё и с черникой – сезон.

Ничего не успеваю. Вчера просидела весь день на работе. Вспомнила, что работать, когда никто не приходит, ничего не говорит и не трезвонит телефон, хорошо получается.

Сырники у меня тоже хорошо получаются.

Но вообще в жизни получается не то, чего я хочу.

А сейчас поеду гулять на Комаровку.

суббота, 22 июля 2017 г.

да будет электрик

Открываю дверь в финскую, там темно. Но чувствую – натоплено и вижу – женщина сидит. Я тогда тоже зашла. На ощупь добрела до деревянной ступеньки, поднялась повыше, простыню расстелила, устроилась. Лежу с открытыми глазами, как с закрытыми, ничего не вижу. Слышу – женщина из темноты говорит: «Ну, мне, конечно, это нравится. Лампочка перегорела, а электрик заболел, поэтому никто ничего сделать не может». А я ей в ответ – душераздирающую историю о том, как у нас однажды давно в выходной в подъезде в щитке проводка горела (а с ней и телевизоры в квартирах) и вызвали мы частного электрика (потому что государственный на единственной аварийке где-то с сантехниками ездил по просторам Минского района). Так вот электрик этот частный провода в щитке поменял, деньги мы ему за работу заплатили, но документов он нам никаких не дал. Сказал, мол, в понедельник занесу. Но не занёс – буквально сразу после визита к нам заболел, слёг в больницу, а там и умер, хоть и был совсем молодой. А мы хотели, его документами вооружившись, просить жэс возместить нам денежку за ремонт.

– А сколько денег-то? – спросила женщина из темноты.

– Да немного, долларов двадцать...

– Как же немного? Это большие деньги.

– Посильные. Не две же тысячи, – сказала я. И подчеркнула, что главное-то не двадцать долларов, а то, что мы живы.

– Да уж, вы правы. И всё у нас так хорошо, что лишь бы хуже не было.

Тут снаружи зашумело. Потом зашла банщица и сказала:

– Так, девочки. К вам электрик идёт. Прикройтесь.


понедельник, 17 июля 2017 г.

die Liebe

«Это глупость», – говорит рассудок.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

«Это несчастье», – говорит расчётливость.
«Это не что иное, как боль», – говорит страх.
«Это безнадёжно», – говорит благоразумие.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

«Это смешно», – говорит гордость.
«Это легкомысленно», – говорит осторожность.
«Это невозможно», – говорит опыт.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

Эрих Фрид. Перевод мой.


а сегодня не обещали дождя

С пятницы у меня новое платье, а с субботы – новая идея, из-за которой я съела в понедельник вечером десять бледных абрикосов, а потом ещё сверху варенья из клюквы, потому что другого сладкого в доме нет.

Я нервничаю, потому что решила жить так, как не умею.

Но можно научиться.




суббота, 15 июля 2017 г.

быть или работать

В русском языке вопрос «Кем ты хочешь быть?» означает «Кем ты хочешь работать?»

Хотя работать это всё-таки не быть, даже если работать очень много.


пятница, 7 июля 2017 г.

благими намерениями

У нас место, где мусорные баки стоят, с одной стороны полностью огородили. В рамках благоустройства поставили красивенький высокий забор из современного материала. Люди из пяти-шести домов теперь вынуждены делать крюк. Кто с пакетом, кто со старым диваном. Мне ходить до помойки столько, сколько и раньше. Я хожу, вижу забор и не могу не недоумевать, зачем же его поставили. По логике только затем, чтобы некоторые люди больше двигались. Ну, ещё затем, чтобы другие люди изготавливали этот забор, третьи продавали, четвёртые покупали и пятые устанавливали. Сейчас ходила мусор выбрасывать и увидела, что шестые люди забор сломали. Как раз в том месте, где он преградил десятилетиями протоптанную тропинку. Я увидела в этом торжество разума, мне поэтому стало радостно и тепло (на улице очень холодно). А роза – в палисаднике у соседей. Я смогла подойти и её сфотографировать, потому что палисадник не огорожен: все заборчики и оградки демонтированы в связи с благоустройством.


вторник, 4 июля 2017 г.

пешки не сдаются никогда

Ой, у меня начались две самые тяжёлые недели лета. Отключили горячую воду и заменяю другого зама. Однажды, несколько лет назад, я уже её заменяла, но одну неделю, а теперь две.

Вообще-вообще-вообще не хотела идти сегодня на работу. У меня есть отработанный способ, как всё-таки дойти. Я сворачиваю с дороги. И очень-очень стараюсь замедляться, то есть я не иду бодрым шагом, я гуляю. Как будто я в отпуске. И на Минск привычный я смотрю, как отпускница.

Вдоль  аллеи, которая в конце Пулихова к набережной Свислочи ведёт, липы зацвели.

Свислочь обмелела. Но рыбаки сидели.

Было холодно и солнечно.

Наперерез мне прошла компания пьяной постаревшей молодёжи, как будто они всё ещё с салюта шли.

Я зашла в «Евроопт» (пустой) и купила десять маленьких молочных «Спартаковских» шоколадок и французского сухого белого вина (пригодится).

А дальше на работу шла через дворы.

Нашла розу, уже начинающую вять, но очень пахнущую. Я её минуты две нюхала.

На работу опоздала на две минуты.

А второй день рабочей недели – уже не страшный. Тем более, что он уже заодно и третий.




воскресенье, 2 июля 2017 г.

это идеальное воскресенье

Потому что лето, и за городом, и тепло, и свежо, и дождь, и дымом пахнет, потому что топится баня. И вчера была свадьба. И завтра опять выходной.


суббота, 1 июля 2017 г.

клевый ящик почтовый

Пишу пост про Бобруйск. И раздумываю. В чём же этот секрет настоящести, своего лица у городов, у населённых пунктов?

Это в Солах, в Гродненской области, совсем близко от границы с Литвой


Я пока только до такого ответа додумалась.

Своё лицо есть у каждого (у всего), у кого (у чего) есть история.

А история есть у каждого, кто её не стесняется.