четверг, 30 июня 2016 г.

новые старые



Абсолютно новые (и номера даже подряд) три тысячные дали мне сегодня в банке на сдачу.

Для истории: в последний день перед деноминацией столько стоил проезд на электричке от места моего жительства до места моей работы.

среда, 29 июня 2016 г.

где-то всегда есть вода

Ничего нет лучше в среду до работы свободной дорожки в бассейне. Плывешь и, когда видишь дно, кажется, что летишь.



Пока на Марьевской нет воды, изменяю «Асалоде» в «Лазурном». Устаю до радости. Выхожу – и церковь колоколит.

понедельник, 27 июня 2016 г.

ну еще же будут «Водевильчики»?

Давно я ждала этого понедельника. В шесть все ушли, я доела клубнику, допила кофе, выключила кондёр и пошла на «Водевильчики». Вышла с Чапаева, села на «тройку», доехала до «Театральной», дошла до Республиканского театра белорусской драматургии. Захожу, показываю билет, контролёр смотрит, надрывает. Прихожу в зал – моё место занято девушкой. Рядом её парень сидит. Может, муж. Девушка говорит: «Ой, вы знаете, на байкарте часто такое бывает, продают на одно место несколько билетов». При этом в зале было прилично свободных мест, и у меня какое-то сомнение в душе начало шевелиться. Спросила ещё у этой девушки, может быть, в театре есть вторая сцена. Она говорит: «Нет. Сцена одна. Но мы вот в прошлый раз приходили, на наши места тоже два раза билеты были проданы. Подойдите к администратору, она скажет, что делать». Тут, гляжу, молодые люди – также с билетами на места, на которых уже сидят. Администратор проверила их билеты и билеты тех, кто уже сидел, куда-то пару усадила. Тогда и я её спросила: «А меня?» Администратор сказала идти в третий ряд, в середину. Говорит: «Быстренько давайте садитесь, потому что мы начинаем спектакль, я никого уже в зал не пущу». Я побежала села. И тут же всё и началось – с выхода на сцену старой женщины. Через несколько секунд я уже не подумала, а точно поняла, что что-то всё-таки не то. И ещё через время – не скоро – вспомнила, что «Студиозы» сегодня – на Козлова, во Дворце искусств.

То есть меня фактически без билета пустили в театр, ещё и посадили впереди.

Давали «Тры Жызэлi», автор – Андрей Курейчик. Я смотрела до антракта, потом ушла. Всё-таки не на своём была месте. На «Студиозов» у меня было место в первом ряду, и очень надеюсь, что оно не зияло дырой. Боже-боже, я снова влюбилась, может, поэтому я такая бестолковая.

В фойе театра проходит персональная выставка Рони Голдфингер

среда, 22 июня 2016 г.

от ежа не убежишь

Ленуся – в Потсдаме, живёт в Королевском загородном доме в Александровке.

Звонит, рассказывает:

– Ой, бабушка сегодня сказала, что к дому пришёл ёж. Я сразу побежала, визжала...

Я ей говорю:

– А чего ты боишься? Он же не кусается, ёж. Он сам всего боится. Скручивается тут же...

А она мне говорит:

– Мама, я не от ежа бежала, а к ежу...

Но почему я подумала сразу, что ребёнок боится?

Тем более, что ежи не страшные. И рассказывала она радостным голосом.

Сутки уже почти думаю про это.

Вчера, до этого разговора, напридумала себе планов после работы, а потом так устала, что решила ничего не делать. Просто пошли гулять, забрели на территорию главного корпуса БНТУ, а там, оказывается, – целый парк, и проспекта вообще не слышно, хотя он совсем рядом – за корпусом. На лавочке мужчина песни пел под гитару для двух девушек, к ним охранник подошёл и сказал, что у заочников лекции, попросил, чтобы певец петь перестал, хотя девушки пытались на охранника влиять своим обаянием. После этого мы дальше гуляли в полной тишине.

Потом, уже когда домой приехала, я, может быть, опять на что-то надеялась. Но Ленуся позвонила и я поняла, что моё счастье – такое.




суббота, 18 июня 2016 г.

мало транспорта, маленькие липы

Если есть такая возможность, именно в это время года, когда цветёт липа, нужно обязательно побывать в Берлине на Унтер-ден-Линден. Потому что там не воздух, а запах мёда.



Ну, у меня сегодня было очень мало времени, до Унтер-ден-Линден не добралась. Но мы поехали с дочкой на великах в торговый центр на Шёневайде, и когда ехали по какой-то неизвестного названия улице, я почувствовала, что там тоже пахнет мёдом.

Потому что на самом деле везде и пахнет. Везде в Берлине липы.

пятница, 10 июня 2016 г.

через четыре года здесь будет...

После поездки в Питер у меня что-то такое случилось, как будто меня настоящую выключили и включили прошлую. (Настоящую – в значении «нынешнюю», я не знаю, какая я – нынешняя или прошлая – настоящая.)

Я вдруг стала легко просыпаться в пять утра. Летом, конечно, это не трудно, но в последний год у меня это и летом не получалось. Прошлым летом я даже настойку элеутерококка пила и всё равно не помогало.

Я стала играть на пианино каждый день, как будто мне больше нечего делать.

А вчера играла на гитаре, доигралась до волдырей и сегодня больно печатать.

Но я ещё не могу писать, как раньше. Чтобы каждый день, без оглядки...



Сегодня пишу, потому что сегодня я посадила сирень перед кухонным окном.

Это мне покоя не давала сирень Лены Белешевой, которая в этом году начала цвести (сирень начала, а Лена давно цветёт). Саженец мы привозили Лене в сиреневый день. То есть прошло четыре года пока он зацвёл. Четыре года. Я посчитала и заторопилась.

После работы пешком дошла до магазина Ботанического сада. Ходила там, выбирала. Там очень много сейчас сортов сирени продаётся, мелкие и крупные саженцы. Выбрала всё-таки классический вариант – сорт бюффон.

И как только домой приехала, сразу его и высадила. Не без помощи бабушки Маши, которая мне по соседям лопату искала.

Теперь (даже теперь, когда уже темно) я выглядываю саженец, как молодая мамаша спящего ребёнка. Как он там?

Хочется, чтобы вырос такой большой, чтобы цветы до окна доставали.

Завтра буду пробовать испечь овсяное печенье по советскому ГОСТу.

разве коты так сидят?

Сегодня утром к станции люди на электричку на 06:51 собирались, а в траве сидел кот и смотрел на проходящий поезд. Будто он не кот, а дедушка на лавочке, на пенсии, когда на работу не надо.

Сидел и только шевелил ушами.

Было четыре градуса тепла, но не было ощущения, что холодно.