четверг, 28 сентября 2017 г.

плюс тринадцать

В 20.03 телефонный Google написал: Bate – Arsenal 0 - 0 Spiel läuft.

А я уже почти была дома. Ещё на тринадцать часов ближе к счастью.


вторник, 26 сентября 2017 г.

выучила слово пять лет назад

Вчера ходила на факультет международных отношений Белорусского государственного университета. В рамках недель Германии в Беларуси проходил показ короткометражных фильмов на немецком языке. Я, возможно, невнимательно афишу читала, думала, что фильмы художественные, оказались – документальные. И без субтитров. И аудитория была – сплошь студенты. И был ещё немецкоязычный какой-то дяденька, который вопросы задавал.

Первым посмотрели фильм про Иоганна Гутенберга. Работу типографии авторы показали с такой дотошностью, что если судить по увиденному, если так оно всё и было пятьсот с лишним лет назад (так тяжело и громоздко), то удивительно, как человечество вообще повелось на книгопечатание. Ближе к финалу голос за кадром сказал, что не все были рады изобретению Гутенберга, и когда фильм закончился, немецкоязычный дяденька поинтересовался, кто же именно был недоволен. Студентка назвала папство. Я тоже хотела ответить, но, пока проговаривала про себя «Те, кто переписывал книги», услышала от немецкоязычного дяденьки: «Klöstern». Я не знаю этого слова, никогда не сталкивалась с ним ни в учебниках, ни в книгах, ни в беседах, ни в путешествиях. Но откуда-то знала, что означает оно – монастыри. Испугалась, потому что всегда пугаюсь, когда понимаю слово и не понимаю, почему я его понимаю.

И только вечером дома успокоилась, вспомнила, откуда понимаю. Вспомнила монастырь картезианцев в Берёзе, он же кляштор. Мы были там в 2012 году. Он уже в девятнадцатом веке был упразднён, но до сих пор остался. И души картезианцев до сих пор молятся о том, чтобы кляштор не начали восстанавливать.


суббота, 23 сентября 2017 г.

зато живу начисто

Обо всём, что сейчас происходит, я пишу в черновики. Потому что в чистовик написала, что просыпаюсь в три, и мама уже прочитала и переживает, что я много работаю.

На самом деле переживать нет причин. Радоваться надо. Я поняла, чего хочу. И всё в моей жизни складывается сейчас, как в сказке про Золушку, только без принца и бала, а вместо феи – один застарелый товарищ, который сегодня, в ответ на моё предложение купить нам шампанского сказал: «Говнянского» (и кстати я вчера теряла тапочку с правой ноги).

Я на самом деле не работаю много. Я только учусь много работать.

Я смотрю в лица людей.

Я справлюсь сначала. А потом напишу чистовик.

На Захарова на заборе написано. Я прочитала «Глух»

пятница, 22 сентября 2017 г.

рано-рано утром и рано вечером

Видела сегодня солдата с большим букетом маленьких белых цветов.

Когда, мечтая поступать на режиссёра драмы, я училась на подготовительных курсах, у нас было такое задание: видишь человека – придумай быстро его жизнь. Сколько ему? Кем работает? Откуда и куда идёт? Думает о чём?

Молодой солдат. Где он взял эти цветы в такую рань?

А после работы я ходила в latuk за колбасой и тыквой и видела на Осмоловке маленькие белые печные трубы 

среда, 13 сентября 2017 г.

пять лет спустя

Пришла домой. Привезла шикарную розу, коробку конфет, пакет фруктов, пакет хлеба, три пакета еды (вот что значит уходить последней с юбилея начальства). Падаю с ног... Холодный душ (блин, пока не включат отопление отключают на ночь горячую воду). Крем с коллагеном на лицо и на грудь. Будильник на шесть двадцать. Тяжелый день закончился. Завтра все заново. Блин, уже сегодня. Спать!

Написала на facebook пять лет назад в 00.31 13 сентября.

Сейчас я встаю в три. Проснуться в шесть двадцать невозможно даже в выходные, потому что выходных у меня нет.

Но будут. Всё будет. 

пятница, 8 сентября 2017 г.

кукуруза до понедельника

– Почём кукуруза?

Мне нужно было две.

– Три за рубль.

– Мне нужно две!

Женщина задумывается. Стоящий рядом с ней мужчина греет руки в карманах, подбородок прячет в шарфик, который куцый, потому не греет, смотрит на меня.

– По 50 копеек за штуку, – говорит женщина.

Я даю ей рубль, она упаковывает мне две кукурузки, мужчина смотрит на меня неодобрительно. Все, кто продаёт возле магазина овощи, фрукты, ягоды, смотрят на меня неодобрительно. Тогда до меня доходит, что за рубль предлагали три кукурузы. Мне надо две, но рубль-то я отдам в любом случае...

– Давайте три!

Мужчина радостно кивает. Все выдыхают, улыбаются. Я тоже улыбаюсь и почему-то вдруг говорю по-немецки: «Logisch!»


суббота, 2 сентября 2017 г.

практикуюсь


Следы борьбы с самой собой на рабочем месте.

Я победила.

было – стало




Это в июне 2012 года. Мальчишки Ленусю не велике учили кататься. Ленуся, как я погляжу, вообще не трусит.

Сейчас нас благоустраивают. Красят дома. Первые красили в жёлтый, ничего такой, повеселее, чем Питерский. Потом несколько домов стали красить в весёлый зелёный. Потом ещё несколько – в розовый. А наш стоял и стоял некрашеный.

Позавчера Ленуся позвонила мне на работу и говорит:

– Ты хотела, чтобы наш дом покрасили в зелёный?

Я говорю:

– Да.

– Его и красят.

Вечером мы возвращались домой в сумерки, цвет дома было не разглядеть, мы светили на стены мобильниковыми фонариками. Да, он был зелёный, только не понятно было, весь он покрашен или нет. Вчера уходила на работу и возвращалась с работы затемно, сегодня уходила тоже  затемно. А возвращалась – увидела: покрасили только первый этаж и то не на всём  его протяжении.

Фото будет. Я покажу, что стало. Берёзы все спилены, из всех палисадников благоустроили газоны. А фонари не горят. И я хожу на первую электричку в полной темноте.