суббота, 29 июня 2019 г.

гули-гули

... я иду гулять и нахожу утешение в силе и правде природы.

Якоб Гримм

Если нет помех, я гулять начинаю с бани. А в баню завариваю чай. Всегда хороший и необычный. Мне их дарят или покупаю прямо из тех рук, которые и собирают и смешивают эти листочки, и фрукты сушёные, и веточки.

Сегодня – чай от Натальи Бачуринской


И сегодня после бани я ходила пить кофе в Soul Kitchen. Впервые в жизни ходила туда в субботу, там много людей и всем комфортно. Я всегда трачу там много денег и наслаждаюсь осознанием, что можно наесться пирожных и не чувствовать при этом никакой тяжести ни в желудке, ни на сердце, ни в душе, а наоборот – только лёгкость. И я всегда разговариваю там о работе, хотя обычно в выходной стараюсь о работе не думать, вообще, такое жёсткое правило.



А после Soul Kitchen ездила в нелюбимом девятнадцатом автобусе на любимую Комаровку, где забрала на ламоде новый купальник (долго его примеряла, потому что понравилось своё отражение в зеркале в примерочной и я делала селфи и так, и эдак) и купила на рынке дешёвой красной смородины (была и дорогая) и своего любимого кофе (тоже почему-то дешевле, чем обычно).




После Комаровки болталась по центру города и бросала монетки уличным музыкантам.

пятница, 28 июня 2019 г.

черевишня

24 июня случилось чудо – совершенно случайно в совершенно неожиданном месте обнаружилось дерево белой черешни, каких у нас дома, в детстве, было два. Огромных. Я сходила по этой черешне с ума. Несколько десятков лет она была недосягаемой для меня и все эти несколько десятков я мимо неё ходила и возле неё стояла.



А сегодня на Комаровке я спросила у женщины про ягоды, которые она продавала: «Уже вишня?» А женщина ответила: «Это черевишня. Черешня с вишней скрещенные. Очень вкусно. Попробуйте!»

Мне интересно стало и купила. Оказалось, что это не черевишня никакая, а вишня, но точно такая, какая у деда росла в огороде. Дерево было огромное, свет заслоняло и в спальне, и в кухне. Мы, помню, на крышу забирались, оттуда было удобнее всего ягоды собирать. Они были такие же, как эти – крупные, сочные, сладко-кислые.


вторник, 18 июня 2019 г.

в Оршу! В Оршу!

Какая польза в путешествиях, если человек, открывая мир, не открывает себя самого?


Эрик Эриксон
(вообще-то, в его словах не было слова «путешествие»,
я добавила слово от себя и думаю – он бы со мной бы согласился) 

Если длинные дни и погода стоит хорошая (и дают подряд два выходных), я, плюя на кучу дел, путешествую.

У меня нет возможности путешествовать два дня (один выходной улетает на сон, стирку, уборку, глажку, к тому же вчера мы с Катей ходили сплетничать в Royal Oak), на путешествие – один день, поэтому я должна, уехав утром, вечером вернуться.

Путешествую я почти всегда одинаково, по принципу: сел и поехал, приехал и пошёл. Обязательно придёшь к чему-нибудь интересному.

Сегодня я поехала в Оршу. Я была там уже многажды, но всегда проездом (в Москву/из Москвы, в Питер/из Питера) или по работе (в Дубровно или Юрцево), когда дорожники забирали меня на вокзале, потом привозили на вокзал.

А до работы, когда я ещё училась в БГУ, лет 25 назад (в пору дефицита билетов на поезда), мы поехали с Борисом в Москву на перекладных (ехать надо было срочно и в любом случае, хоть пешком идти). Так вот мы, не имея никакой возможности купить билеты на поезд Минск – Москва, доехали на электричке до Орши и застряли. Электропоезд следующий был только утром. В Орше предстояло ночевать и я от этого пришла в ужас. Я, помню, даже плакала, даже истериковала, и отказывалась сделать хоть шаг в сторону от вокзала. Настолько чужим и страшным казался этот город.

Ну, может, и поэтому я поехала сегодня узнать его получше. Вышла из поезда, дошла до улицы Молокова и пошла по ней, потому что хотела к воде, к Днепру.

Конечно, когда я так вот праздно иду, голова задаётся вопросом – что я вообще здесь делаю, когда дома есть ещё что погладить или можно поехать в Минск и напиться на Сашкином др? Но я иду (ещё утро, ещё пока холодно, достаточно малолюдно) мимо бессистемно разных жилых домов и мимо совершенно нелогично огромного количества парикмахерских и жду, когда наступит тот момент, когда город вдруг мне откроется. Когда появится что-то (или кто-то), что (кто) есть только здесь, ради чего (кого) я сюда приехала.

И этот момент настаёт – на балконе жилого дома я вдруг вижу целую галерею сушащихся пластиковых пакетов. Они вывешены аккуратно, длинным рядом, то есть кто-то их собирал, как бельё, потом мыл (или даже стирал), полоскал, стряхивал, развешивал, разравнивая. Приходится остановиться и рассматривать балкон, как музейный экспонат.

И пока я отвлекаюсь на балкон от всего остального, меня чуть не сбивает дедуля на крошечном детском велике, полностью выкрашенном в мятный цвет. Дед в кепке и в расстегнутой рубашке, даже она развевается угрожающе (мне бы после этого стать повнимательней, но я не становлюсь и потом, уже почти у реки, меня опять едва не сбивает велосипедист, только на взрослом велике и совсем молодой).

Орша – мальвовая столица Беларуси. Мальвы здесь сразу и на каждом шагу


К Днепру я иду по гугловской карте, касательно Орши она не изобилует подробностями и нормальная улица на карте на деле является пыльным переулком с частными домиками. Но вдруг передо мной вырастает грандиозный комбинат хлебопродуктов и там, конечно, есть столовая, а в столовой (думаю я) есть туалет.

Захожу, туалета нет, людей тоже не особо – исключительно молодые мужчины*, приехавшие исключительно на легковушках с российскими номерами. Решаю поесть, беру только «рыбку», а с меня берут больше трёх рублей. Это много на самом деле для такой столовки за одну только рыбку, что там – минтай? Но рыба оказывается скумбрией и очень хорошо приготовленной – печёной.




За розово-жёлтыми заборами – заборы настоящие. И в Орше модно надевать на металлические заборные столбики пластиковые бутылки, вверх дном или вверх крышечкой.





Везде – хорошие детские площадки. Пустые, детей нет (уже день, уже жарко). Площадки не только во дворах, они даже, кажется, на газонах. А во дворах, в каждом почти – такие советские ещё дворовые сарайчики.

Очень много продуктовых (в их числе и крошечных частных с разными фантазийными названиями) магазинов, в частности мясных. Очень много «Свитанков», это, мне кажется, потому, что в городе есть производство.

Это – приточек Днепра – Оршица. Между ней и Днепром – замчище – длинная ровная площадка на заднем плане.
Когда-то здесь, между двух рек, стоял оршанский замок
В той части берега Оршицы, где обрыв, – десятки ласточкиных норок. Там жизнь кипит



По обеим берегам Днепра – церкви, церкви...


Днепр совсем не похож на Днепр в Речице. Хотя рыбаки стоят по пояс в воде.

Больше всего времени в Орше у меня ушло на поиски кондитерской Tamara cake Orsha. Я нашла её на Google карте, оценка у неё была ровно 5. Я хотела попить там кофе. Карта показывала, что кондитерская где-то недалеко от набережной, от центрального рынка, в общем в центре. И вот я свернула с асфальтированной Кирова на пыльную Воскресенскую, вышла на Доминиканскую, с неё – в переулок Песчаный... Кондитерскую я не нашла, но я и без неё насладилась. Потому что эти улицы – это был рай!






Это на улице Гирина. Там не один такой домик – с кукольным почти крылечком,
на которое, так и кажется, выйдет сейчас крошечная добрая бабушка.
И опять мальвы, мальвы...

А кондитерскую, повторюсь, не нашла (уже потом разглядела, что отзыв у неё был один, а фотографий две, и находилась она, если всё же верить карте, за одним из высоких заборов с предупреждением о злой собаке).

Прониклась Домом льна. Собрали всё со всей страны льняное: платья, блузки, пальто, жакеты, сарафаны, топы, рубашки, брюки, шорты, шарфики, игрушки, сумки, пояса, обувь (от «Луча», льняные слипоны и кедики), постельное белье, полотенца, покрывала. Продавцы – красивые, милые, идеальные.

В «Доме льна» есть также маленькая кофейня. Но я решила кофе там не пить, а выпить его где-нибудь именно в кофейном месте. Правда, это место нашлось только на вокзале. Coffeemomentsorsha. Кофе был достойный, я взяла его to-go и пила почти до самого Борисова.

*В Орше очень много праздных здоровых молодых мужчин, одетых хорошо, с вниманием к себе. В основном они ходили парами.

воскресенье, 9 июня 2019 г.

но я-то, выходит, девочка

Если бы Ленуся сегодня не встала рано и не разбудила меня, я бы проснулась поздно. Ставила будильники, но просто повыключала их и дальше смотрела сон (снилось, что плаваю в большом и прохладном бассейне, так было приятно!).

Но раз уж Ленуся меня разбудила, я встала и занялась делом. Делами.

Я начала, не позавтракав даже, мыть окна. А до этого я включила духовку и запустила стиралку. Потом, моя три своих окна, пекла печенье, напекла три листа и ни одной печенюхи не спалила, хоть и отвлекалась постоянно (вот что значит закалка в пекарне). Сделала уборку, съездила в гости, где мы ели, пили и общались, потом прогулялись. Сходила по магазинам, купила всё, что было нужно, кроме геля для волос (про него забыла). И потом ещё дома наварила джема и запекла на холодник свеклы в духовке.


– А ты почему свои сняла? – спрашивает меня вдруг Тимон (Тимофей, племянник, два с половиной года,– но слов в запасе и понтов у него - как у двадцатипятилетнего).

– А ты почему – свои? – спрашиваю я в ответ.

– Я же не девочка. Я не ношу бусы, – отвечает почти презрительно.

– А я что, девочка? – это папа уже отрывается от компьютера.


Из-за того, что проснулась не сама, а была разбужена, и что в гостях просидела долго (я ж приехала, в первую очередь, посмотреть на новую племянницу, а она спала и спала), я сделала далеко не всё, что планировала. Но я, например, сделала кое-что и вне плана. В частности, отнесла на мусорку свой старый монитор (он сломался, вообще ничего не показывает). Его, все документы и диск к нему, аккуратненько поставила на кошачий домик, который тоже кто-то выкинул около недели назад. А монитор мой новых хозяев нашёл уже через несколько минут.

Завтра отправляюсь в путешествие. В гастропутешествие.



Этим летом я не буду бесконечно пропадать на работе. Осенью, может быть, уже и да, а летом нет.

четверг, 6 июня 2019 г.

а я не зеваю

Сегодня я должна была выходить в ночь. Днём собиралась поспать. Но потом оказалось, что не должна, и я поменяла планы. Занималась немецким и шахматами.

Я даже поныла, когда увидела, что играть предстоит с индусом. Они побеждают вечно, причём легко до издевательства.

Но той стратегии, которую я выбрала сразу, он даже ни хода не помешал. Я выиграла очень быстро и получила значок в виде боксёрской перчатки – «Быстрый нокаут».

Жертвоприношение слона, позволившее мне расслабить противника и быстро вывести в центр поля ферзя, программа обозвала «зевком».



Шахматами я буду зарабатывать на жизнь в старости (миллионы), когда буду уже вообще дряхлой бабусей, не способной ходить. А деньги буду тратить на благотворительность, на крупную дорогущую бижутерию в интернет-магазинах, на кофе и сыр и на крепкое спиртное (к тому времени, надеюсь, будет и оно в интернет-магазинах продаваться).

среда, 5 июня 2019 г.

почему-то обошлось без трясуна

Обычно, если я вижу в магазине что-то, что мне очень нравится, у меня начинается магазинный трясун, но в этот раз всё прошло спокойно.

Туфли я увидела несколько дней назад, когда мы с Ленусей просто зашли в Belwest в Dana Mall'е  по пути куда-то ещё, куда нам, действительно, было надо.

Это были мои туфли. Они были лёгенькие, светлые и натуральные внутри и снаружи.

И почему-то они были ещё и уценённые.

Но только два размера – до моего и после, 37-й и 39-й.

Дома я сходила на сайт производителя, отыскала там эти туфли и информацию, что 38-й размер в Минске имеется исключительно в магазине в «Столице». Пару можно было забронировать на 24 часа, но я не стала. Я дождалась сегодня – выходного – и поехала в «Столицу» почти без замирания сердца.

Представьте – вхожу в магазин. Иду, смотрю по полочкам. Моя туфля, конечно, стоит на самой последней. Она 38-го размера. И в магазине их – одна-единственная пара.

Примеряю. Туфли мне велики.

Я всё равно не заторопилась. Я нагулялась сначала и только потом поехала на «Восток», в Dana Mall, где меня дожидались туфли 37-го. Они-то и были ровненько на мою ногу. Они-то и стали моими.


суббота, 1 июня 2019 г.

четыре сыра

Ездила на День Швеции. Специально, чтобы накупить белорусского сыра. В Верхнем городе, у «Чердака», всё своё продавали белорусские фермеры и гастроэнтузиасты, собравшиеся под уютным брендом «Усё Сваё».

Я сыр себе заранее заказывала. Но специально к Дню Швеции Юля и Алексей (хозяева Крапачэй) готовили брюност (и не только его). Хотела попросить их, чтобы и кусочек брюноста мне отложили. Но не стала, решила: застану сыр – хорошо, нет – не судьба, значит.

Брюност мне всё-таки достался. Последний. Драгоценный. Я взяла ещё три других сыра, и ещё сыров пять попробовала.



Купила наконец хлеба от «Свойски хлеб». Поболтала с Леной Ходасевич. Вот интересно. Познакомились мы с ней на «Фарбах Душы». Я думала – она дизайнер. Потом мы встречались неоднократно на заседаниях «Графо».  А потом оказалось – она пекарь. Плюс работает экскурсоводом в Сулах. Я стояла около Лены и удивлялась такой её разносторонности. Хотя, если подумать, мы с ней часто по одним тропам ходили и я тоже в итоге оказалась в пекарне.

Я зашла ещё в «Чердак» выпить кофе. Но там никому не было до меня дела, хотя и людей почти не было. И я спокойно посидела на диванчике с видом на верхнегородские крыши. Просто села и сидела и никто меня не трогал.



Кофе я выпила в «Корпусе» по пути на Комаровку.



В «Корпусе» было тихо и пусто, девочка какая-то сидела на полу и клеила какие-то цветочные конструкции из бумажных салфеток. Я вспомнила, что (Алику благодаря) у меня есть с собой одноразовая складная ложечка, вытянула её и свой брюност и сидела ела сыр, как мороженое. А когда наелась и допила, пришёл седовласый седобородый мужчина, который раньше вечерами играл на фортепиано в книгарне «Логвiнаў» и частенько бывал (что же за совпадения такие?) на заседаниях «Графо». Я поздоровалась, хоть мы и не знакомы. Он подошёл поближе и спросил: «А что здесь сегодня?» Я сказала: «Не знаю. Я просто зашла».

И ушла.

На Комаровке купила кофе, чай и клубники зачем-то. Зачем я её покупаю, если её не люблю?