четверг, 25 февраля 2016 г.

в сто концов убегают рельсы

Мы стояли на платформе у первого пути. Стас улыбался – широко и счастливо, но как будто не нам, а самому себе. Я плакала, не пытаясь скрывать или перестать. Но никто не раздражался и не жалел, не обращали внимания.

Проводница вышла к двери с флажком – отъезжаем. Стас поднялся. Теперь улыбнулся нам, сложил руки к сердцу, потом поднял вверх правую ладонь. И уехал.

– Я на стоянку, пойдём подвезу тебя, – предложила Аня Генке. Тут же обняла меня, сказала «Не плачь» и тоже заплакала. У метро мы разошлись.



Утром следующего дня я ждала электричку на город. Было сыро, я вспомнила, что именно такой сыростью пахло осенью в детском саду, в нетопленом ещё помещении средней группы. Вспомнила, как каждый день тогда ждала завершения нелюбимого сонного часа. А на полдник давали кекс с маком и горячее невкусное какао с противной молочной пенкой. А кекс я любила безумно, одна из немногих, и многие просто отдавали мне свои кексы. Потом дома, где тоже было сыро, но тепло, я каждый вечер рисовала и вырезала из бумаги платья для плоских кукол. И очень старалась, хотя это было какое-то никому не нужное дело.

Справа, на запасном пути стоял длинный состав с непонятным царапающим названием ЦМПР. Я увидела, что приписан он к станции Пинск, и вспомнила, что к ноябрьским праздникам через наш посёлок уже пустят поезда городских линий.

среда, 24 февраля 2016 г.

да, опять, сейчас или нет

Пороки тоже дают возможность хоть в чём-то превзойти даже кого-нибудь великого.

Я вот превзошла Марка Твена в количестве попыток бросания курить.

Его цитируют: « ...бросал тысячу раз», «... сто ...», недавно где-то прочитала «... восемь ...».

Вдруг стала человеком, которого однокурсники и соседи спрашивают: «Ой! Ты куришь?!», коллеги: «Ты опять куришь?», а редко видимые часто курящие друзья: «Сейчас ты куришь или нет?»

Как-то в «Литературную среду», когда в перерыве курильщики, и я заодно, спустились на священный тротуар улицы Карла Маркса, трепетно любимый мною поэт Евгений Израильский, увидев меня с сигаретой, вопросил: «Вы ещё и курите?!»

Да! Курильщик сам по себе ещё ничего не значит. Курильщик – он всегда делает что-то ещё.

И ещё одно правило. Закон без исключений. Как только я несколько дней курю, вокруг курят все. Как только неделями не курю, никто вокруг не курит.



Вот купила сегодня в «Белсаюздруке» на Площади Победы второй номер журнала «Нёман», на пятнадцати страницах которого опубликованы тридцать моих постов из прошлого (тридцать постов из моего прошлого). Не курила, но взяла сигарету, а прикурить нечем. В «Каравае», оказывается, спичек не продают. Стою у метро, вокруг – круглосуточная аптека, Stolle, иняз, пивной бар, кафе «Берёзка» и никого курящего.

И вот идёт парень с сигаретой, но в наушниках. Говорю: «Можно у вас прикурить?» А он идёт не слышит. Ладно, я никуда не тороплюсь. Но тут меня сзади трогают за плечо. Оборачиваюсь – девушка улыбается, протягивает зажигалку. Она спускалась в метро, услышала, как я спросила парня. И хотя не её просили о помощи, помогла.

Я стояла курила и тут другая девушка подошла, кудрявая: «Можно прикурить?»

Говорю:

– Я сама прикуривала.

И протягиваю ей сигарету.

И она взяла и прикурила.

свое бревно

Взяла в бухгалтерии чужое заявление, чтобы своё по образцу написать.

Сижу переписываю.

– Ой, – хихикаю. – Тут написано «зароботка»...

Потом приходит ко мне главный экономист.

– Смеялась? А сама как написала?

Гляжу – а сама написала «заработко».


вторник, 23 февраля 2016 г.

женщины все перемелют

Иду на работу и мучаюсь.

Не знаю, не знаю, не знаю, что делать дальше...

Справа по Захарова проезжает муковоз, оставляя за-над собой прозрачное белое облако.

А навстречу – женщины с тортиками из «Каравая».



Всё перемелется.

Женщины всё перемелют в муку, напекут пирогов, отнесут на работу поздравить мужчин.

среда, 17 февраля 2016 г.

нужна принцесса

В сказке мужчина скрывал, что он принц. Он даже себя за свинопаса выдавал. Потому что хотел, чтобы принцесса полюбила его не за замок, не за казну и не за наследный титул, а за доброе сердце.

В жизни мужчина скрывал, что неизлечимо болен и невероятно толстый. Ему тоже хотелось, чтобы полюбили за доброе сердце. И чтобы принцесса...

– Я на самом деле добрый. Но как, скажите, рассказать об этом женщинам?

– Зачем им рассказывать?

– Чтобы свою женщину найти.

– А вы какую хотите найти?

– Красивую, стройную, умную, готовить уметь не обязательно, а вот фигура чтобы была идеальная. И чтобы в постели была абсолютно раскованная. Меня очень напрягает, когда женщина в постели стесняется. И чтобы не старше 50...

– А если всем условиям соответствует, но ей 51?

– Значит, одному условию не соответствует.

– То есть вы строго подходите?

– Ну, конечно! Мне ведь с ней жить.

То есть жить он всё-таки собирается.


вторник, 16 февраля 2016 г.

и в луже – небо

Вчера вечером. Из академии МВД выходили курсанты. Молодая, тоненькая, в милицейской форме вдруг позвала: «Товарищ подполковник!» Подполковник обернулся, улыбнулся: «Привет!»

Сегодня утром. В сумерках ещё, с одного края станции на другой, через головы ожидающих электрички на Минск и Борисов, хриплым басом: «Серёга, я слышал, ты жене цветы покупал на день Валентина?!» И Серёга назад, через головы, громко, гордо, важно, протяжно: «Дааааа!» И давит лыбу.