воскресенье, 20 декабря 2015 г.

низко, высоко, низко

Когда сегодня ты написал про последний роман Улицкой «Блеск!», я сначала очень разозлилась. Подумала, ну вот доводит же меня специально, специально же доводит.

Потом не выдержала – боже, какая же сырость и серость на улице! И людей никаких – села на лавочку и порыдала. И сама не понимала зачем. И теперь не понимаю.

Нет, не обидно. Нет, не ревность. Ужас какой-то. Какой-то, как всё, серый и сырой.

К счастью, до автобуса было долго и я пошла пешком, зашла в магазин и нашла свитер. Он был на меня, но был дорогой. И я стояла в примерочной в этом свитере, и разглядывала себя критично, искала, в чём бы посомневаться, и отвечала на твои смс-ки, и прикидывала – если купить, чем придётся жертвовать в январе, который обещает стать финансово неблагополучным.

Выбор пал на брать, когда увидела на бирке «Сделано в Италии».

Из магазина я вышла на пустую остановку, и до автобуса опять было долго, и я подумала, может, опять поплакать, и даже постаралась, но тут какая-то женщина пришла, рыженькая с бровями, и бомж, и старушка, которой было, наверное, лет сто. Старушка курила давно обеззубившим ртом, но вид у неё при этом был, как у капитана с трубкой в рубке. Одним своим видом отвлекала меня от глупостей.

И когда я доехала до Немиги, пошла не в универмаг, а в Екатерининскую церковь. Никогда в жизни там не была. Ты был? Там своды – больше неба. Заходишь и смотришь сразу вверх, и больше никуда смотреть не получается.

среда, 16 декабря 2015 г.

кофе крепче



Местные алкоголики в любой местности пить начинают с утра. В начале девятого я иду на электричку, а они – уже из магазина домой, нервные и воодушевлённые. Это те, которые вообще не работают. Даже если вообще нет денег, деньги на выпивку есть всегда, это местный закон любой местности, я с его действием тесно сталкивалась в студенчестве.

Сегодня было не так. Ленуся пошла в школу, но вернулась быстро, сказала, что в темноте во дворе стоит собака. И ждала в коридоре. А я смотрела в окно и ждала пока собака уйдёт. Потом Ленуся пошла в школу снова. А я пошла на поезд.

Навстречу никто не шёл. А на станции парень стоял, курил и пил кофе из одноразового стаканчика.

Вот у любого ощущения есть причина. Одно дело, когда видишь с утра алкоголиков. А тут в неуютном нашем посёлке этот маленький одноразовый стаканчик – белым пятном в черноте. И всё. И совсем другое уже настроение.

Где он его купил, не понятно. Раньше, знаю, кофе продавали в двух ларёчках, но сейчас (давно уже) пятачок за зданием станции реконструируют и там пока ничего не работает. В магазинах кофе не продают. Какая-то загадка. Как будто он приехал с этим кофе (откуда?). Или пришёл из дома (зачем?). Или будто вообще из ничего материализовался, чтобы я опять убедилась.

пятница, 11 декабря 2015 г.

просто пятница

У маленького продовольственного магазина в центре Минска (особенность Минска – в центре есть забытые большими людьми места) бабушка, собрав в сумку баночки с вареньем и квашеной капустой, и порезанную на доли большую тыкву, наклоняется низко-низко (даже несмотря на длинное коричневое пальто, заметно, что она сгибает ноги в коленях). И тянет ещё вниз правую руку – к аккуратному, почти беленькому деревянному ящику. Он на земле стоит перевёрнутый, на него она баночки выставляла на продажу, чтоб не на асфальт.

Кто-то из простых людей торопится уже помогать, но она просовывает всё-таки между дощечек палец в перчатке, цепляет ящик и легко поднимает его, медленно разгибаясь. И бодро говорит соседке, убирающей головки чеснока и яблоки с расстеленной на асфальте клеёнки:

– Галина Александровна, до свидания! Хороших выходных!