четверг, 19 марта 2020 г.

в Вильнюсе бы выпила, а пью дома

Trinke, weil Du glücklich bist! Aber nie aus Kummer.

Gilbert Keith Chesterton

Пей, когда ты счастлив. И никогда – с горя.

Гилберт Кит Честертон

Сегодня можно выпить (и за прошедший день рождения в том числе) – сегодня наконец прилетел из Берлина мой ребёнок. Должна была лететь на Ryanair через Вильнюс – прилетела на Belavia сразу в Минск. Я бы купила билет на пораньше, но цены были такие, что у меня, 13 марта получившей зарплату, не было денег на этот билет.

В аэропорту нашем людей ничуть не меньше, чем обычно в это время года. Все сотрудники аэропорта – в масках. Везде, на каждом почти шагу, стоят санитайзеры. Магазины по большей части закрыты (до 1 апреля), а кафешечки все работают.

Самолёт прилетел с 10-минутной задержкой. Он был большой вместимости, выпускали пассажиров через одну дверь, через тепловизор, а после – в аэропорту – всем, кроме транзитных, делали тест на коронавирус: брали пробы ватными палочками со слизистых рта и носа. Люди заполняли анкетки, оставляли свои телефоны и имейлы, теперь будут ждать информации.

Пока я ждала Ленусю, узнала, что в туалетах аэрпорта есть автоматы, в которых за доступную денежку можно купить прокладки, тампоны, салфетки, дезодоранты и что-то ещё... Что в аэропорту есть камера хранения, где улетающие зимой в тёплую страну могут оставить верхнюю одежду. (Кто-нибудь оставлял или это стоит, как парковка?)

Через минут тридцать после посадки рейса из Берлина из дверей сектора, у которых я стояла, вышли несколько сотрудников аэропорта, из которых я знаю заместителя генерального директора по производству Василия Ивановича Корнева, и несколько очень представительных людей, в основном женщин, во главе с министром здравоохранения. Они остановились в двух метрах от меня и обсуждали что-то так тихо и аккуратно, что я, как ни старалась, не смогла разобрать ни слова.

Ленуся вышла ко мне почти через полтора часа после посадки. Несколько сотен пассажиров с двух рейсов – из Праги и из Берлина, – тестировал на коронавирус один медработник.

Про Берлин. Там закрыты сады, школы и детские площадки. Закрыты магазины, кроме продуктовых и дрогерий (вроде наших «Милы» и «Острова чистоты»). В продуктовых вводят ограничения на количество покупаемых товаров, потому что люди, оказывается, везде одинаковые, они и там всё скупают, в том числе туалетную бумагу.

Я вон за туалетной бумагой на днях шла, как по минному полю. Боялась, что обо мне подумают.

Про билет на Ryanair'овский рейс Берлин – Вильнюс. Стоил он 9,99 евро. Деньги (может, написать это слово в кавычках?) пропали – Ryanair возвращает средства только в том случае, если рейс отменён, а рейс не был отменён, хотя он был 19-го, а Литва с 16-го закрыла границы. В ту же Москву, которая закрылась от нас, только за время, пока я ждала Ленусю, улетело несколько самолётов. Один самолёт улетел в Питер.

Я должна была Ленусю встречать ехать в Вильнюс, с этой именно её детской сумкой, маленькой, но фантастически вместительной и удобной.
Радовалась, что ничего, кроме этой сумки, с собой не буду брать, и буду целый день гулять по Вильнюсу налегке, но в итоге ехать пришлось не в Вильнюс, а в наш аэропорт. Правда я всё равно поехала именно с этой сумкой. Планы не меняются, где это возможно

Комментариев нет:

Отправить комментарий