пятница, 6 февраля 2015 г.

пятница

По дороге от офиса до метро – магазинчик одежды. Сашка предлагает:

– Давай зайдём!

Мужья и дети уже дома, и я говорю:

– Давай!

Мы здесь не были никогда. Нам сюда никогда не было надо. Вывеска заманила: «Все джинсы по 200 тысяч».

Всех джинсов оказалось три пары и все 36-го размера. Но раз зашли, пошли смотреть одежду вообще.

Сашка вытягивает блузку-разлетайку, зелёно-пёструю, с чёрными оборками понизу, с нашитыми на горловине бусиками:

– О! Для Олеговны!

Мы дружно хохочем, потому что блузка и на самом деле как на заказ для главной нашей модницы.

– 56-го размера она, – из другого конца магазина сообщает девушка-продавец, как будто хочет нас разубедить. Но мы хохочем ещё громче:

– Точно для Олеговны...

Дальше невозможно не обратить внимание на комбинезон, ярко-сиреневый и длинный.

– Это для Светки, – вдруг говорим с Сашкой одновременно.

– Он с вырезом на спине, – из другого конца магазина, опять разубеждая, вставляет продавец. Но вырез на спине это точно для Светки! О чём мы и кричим с Сашкой почти в один голос.

Смеяться нет сил, убегаем из магазина.

Сашка тянет меня в кулинарию, что вниз по улице.

– Идём-идём, – твердит. – Ты же любишь этот магазин!

Я любила его когда-то, не заходила несколько лет.

Теперь стояла и думала, не купить ли сала, раньше очень вкусное продавали, даже ребёнок ел...

У холодильника томился пьяный мужчина – неинтеллигентного вида, в очках. Раздражённо говорил в телефон:

– Какая тебе разница, какое пиво?! Всё оно здесь светлое...

А Сашка выбирала полендвицу. Надо видеть Сашку, выбирающую что-то в магазине.

– А дайте, я ее потрогаю, пажааалыста! Через пакет.

Продавец – приятная блондинка, такая полная, что ходит прихрамывая, улыбается. Тянет Сашке пакет. Сашка жмякает полендвицу.

– А вдруг там сала много внутри? Разрежьте её, пажааалыста!

Женщина разрезает кусок, поднимает его в руке – высоко, чтобы Сашка могла рассмотреть – сала мало.

– А второй покажите, пажааалыста!

Продавец показывает второй.

– Я возьму оба куска, – говорит Сашка и спрашивает: – Картошки у вас нет?

– У нас только готовая продукция, – женщина улыбается.

– Глянь, – это Сашка уже мне. – Щавель в банке.

Я удивляюсь. Слышу, Сашка тянет продавцу:

– А покажите, пажааалыста!

Та, улыбаясь, прихрамывает к полке и обратно. Сашка принимает поллитровую банку с густой тёмно-зелёной жидкостью.

– Так это не листья, – не скрывает разочарования.

– Да! – улыбается продавец. – Но, вы знаете, очень вкусный!

– Вы пробовали? Варили суп?

– Постоянно варю, – улыбается продавец. – Добавляю картошку и немного манки...

– Ага! Чтобы погуще было, – кивает Сашка...

– И ещё, – продавец поднимает кверху указательный палец. – Кусочек сыровяленой колбасы. Ой, как вкусно получается!

Я вижу, что за нами очередь собралась. И все, даже неинтеллигентный мужчина в очках, с интересом слушают рецепт.

Щавель Сашка всё-таки не берёт. Идём на метро. Но застреваем ещё в парфюмерном.

Пробуем с десяток мужских ароматов, у стеллажа с Armand Basi даже садимся на корточки. Сашка рассказывает, что она покупала отцу и мужу и как ведут себя ароматы. Я слушаю её очень внимательно, но не слушаюсь, беру с полки Burberry Weekend (что нравится мне). На кассе выясняется: терминал не работает. А наличных у меня недостаточно. Приходится оставить коробочку продавцу. Ну и ничего...

В метро расстаёмся. Сашка едёт домой, а я через станцию поднимаюсь на белый свет. В цум. Надо купить ребёнку трусики и колготки, и мужу носки.

В цуме бываю пару раз в неделю, носки покупала сто лет назад. Там, где раньше их продавали, теперь отдел изделий из кожи от «Маккей». Радуюсь за предпринимателя, но носки важнее. Топаю в поисках. По магазину, в котором на удивление пусто. У входа в отдел одежды – три охранника. В чёрных костюмах, белых рубашках и красных галстуках. У кассы – продавец в розовом костюме. Спрашиваю её:

– Где мужские носки?

– На другой стороне.

На другой стороне – обувной отдел. Захожу, там – два стеллажа с носками. Стою выбираю. Вижу – ко мне идёт охранник, из троицы. Что, интересно, не так?

– Девушка, – шепчет он, наклоняясь. – Вы не туда пришли, не дошли. Здесь выбор плохой, а там дальше целый отдел. Там выберете.

Я выхожу из обувного и иду дальше, в целый отдел.

Улыбаюсь.

Ладно, я всё придумала, никакого мужа у меня нет.


Комментариев нет:

Отправить комментарий