суббота, 3 ноября 2012 г.

случай на парковке

Она смотрела на них в зеркало заднего вида. Минут пятнадцать он что-то объяснял своей помощнице, активно жестикулируя и даже (как это небо не упало на землю?) сбросив телефонный звонок. Она понимала: сейчас он хочет максимально разгрузиться, потому что жаждет выяснения отношений. И ждала (и боялась), что он будет кричать.

Наконец помощница ушла в сторону Немиги, он сел в машину и захлопнул дверь. Повернулся к ней:

– Я очень рад тебя видеть.

Сказал как ни в чем не бывало.

Она улыбнулась:

– Я тоже.

Вранье! Как бы она была рада не видеть его вообще никогда! Так было легче, чем постоянно объясняться и постоянно быть непонятой. Сколько слов было сказано в пустоту за те семнадцать лет, что они прожили с момента знакомства? А сколько написано? Бред какой-то, писать письма своему мужчине просто потому, что у него нет времени поговорить.

Впрочем времени читать у него тоже не было...

– Хорошо выглядишь! – сказал он, улыбаясь.

Ее вымокшие под дождем волосы висели сосульками, тушь поплыла, щеки раскраснелись от холодного ветра... Она сидела в его навороченной бэхе в своих старых джинсиках и грязных ботинках...

Комплимент был фальшивый. Но они – взрослые люди, они должны вести себя, как взрослые. Разговаривать спокойно, улыбаться, раздавать дежурные комплименты.

– Ты тоже выглядишь замечательно, – сказала она и заулыбалась, потому как ощутила, что выяснения отношений не будет.

– Я завезу тебя... В редакцию?

Она кивнула.

Он вышел. Пошел к автомату платить за парковку. Стоял к ней спиной, и теперь она могла смотреть на него открыто. Взрослый солидный мужчина. Под дождем, без зонта... Но кому страшен дождь и кому нужен зонт, если есть навороченная бэха?..

Он вернулся, удобно устроился в кресле, пристегнулся и повел машину к выезду из парковки.

Там, перед закрытым шлагбаумом стоял ярко-зеленый «Опель». Они встали следом. Ждали. Повисло молчание.

Дождь лил как из ведра. К «Опелю» подошел служащий парковки, стал что-то объяснять водителю – худенькой русоволосой девушке. Через секунду она выскочила из машины и побежала к автомату. Встала, стала просовывать в купюроприемник деньги.

Ветер трепал ее длинные, моментально намокшие волосы; потом вдруг вырвал из пальцев купюру и стремительно унес ее в сторону Свято-Духова кафедрального собора... Она никак не отреагировала на это. Ей было жизненно важно убраться с парковки, потому что ее ненавидели все, кто стоял в очереди на выезд...

– Почему ты не снимала трубку, когда я звонил? – спросил вдруг он тихо, зло.

Она как будто не слышала, посмотрела ему в глаза... Зачем они встретились сегодня, в это время дня, в этом месте? Кому понадобилась эта встреча теперь – когда ей уже абсолютно ничего от него не было нужно?

– Юляаааа! Алёоооо! – он почти прокричал. – Я к тебе обращаюсь! Почему ты на мои звонки не отвечала? У тебя кто-то был?

Почему?! Почему у него не звонит телефон?! Раньше (ВСЕГДА!), когда она хотела ему что-то сказать, одна из трех его чертовых трубок начинала трезвонить. Почему теперь тишина?

Тишина! После его крика тишина стояла гробовая...

– Я постараюсь объяснить... – вздохнув, сказала она в этой тишине. И в этот момент задилинькала трубка.

– Алло! – ответил он сурово, но тут же сменил тон, а слов она уже не слышала, открыла дверь и пошла в сторону метро...

Она шла под холодным дождем, ощущая, как по телу разливается тепло обретенной свободы. Шла и думала. Не о том, кто у нее был, а о том, кого у нее не было. О том, о ком она думала теперь постоянно...

Комментариев нет:

Отправить комментарий