четверг, 14 апреля 2016 г.

первый, второй, третий...



Первый рассказ называется «Подкидыш». Юрия Аракчеева.

Когда рассказ, который называется «Подкидыш», начинается с предложения «Его звали Фрол», думаешь, что Фрол подкидыш и есть. Но подкидыш – это двигатель (подкинутый, взявшийся неизвестно откуда). А Фрол работает на заводе или наладчиком, или доводчиком двигателей. В общем, он моторист, каким работал и сам Аракчеев.

Фрол постепенно возвращает к жизни подкинутый мотор. И, помимо этого, как-то живёт.

Одалживает рубли на выпивку, выпивает, тайно любит кладовщицу Соню и тайно жалеет жену, которая злится (спит демонстративно на раскладушке). И возвращает к жизни мотор, который вообще-то надо списать. А Фрол этого не хочет. Он что-то чистит бензином, протирает, прикручивает, красит серебряной краской... Карбюраторы, валики, масляные насосы... Половина рассказа – про это. Ничего не понятно, но от рассказала невозможно оторваться, так гладко выстроены слова.

В финале восстановленному двигателю Фрол говорит: «Ступай-ступай, сынок...»

У Фрола был сын. Где-то в полстроки написано, что умер он маленьким.

Следующий рассказ – «Комариное лето» – Анатолия Афанасьева, который тоже поработал в жизни слесарем. Начинается с того, что «дни плавились, истекали жаром, как блины» (я блины пеку часто, но у меня не получилось, хотя очень старалась, представить, как они истекают жаром). А дальше случается что-то, что читать невозможно. Ощущение, что автор, будучи в деревне, на природе, на свежем воздухе, надел костюм и шляпу, побрызгался шипром, маханул и начал любить себя, смотреть на это всё со стороны и всё это дело описывать. Языком достаточно неплохим, но я бросила читать.

Третий рассказ – «Конец рода Лагермов» Еремея Айпина. Он что-то про север, про лес, про посёлки... Два предложения в начале, начинающихся с «Но...» и всё, прочитать этот рассказ я тоже не смогла. Только случайно прочитала последнее предложение. И оно притянутое.

Что будет дальше – напишу...

Комментариев нет:

Отправить комментарий