воскресенье, 23 июня 2013 г.

сколько буду

В день летнего солнцестояния, в годовщину начала Великой Отечественной войны я в очередной раз приехала в Вильнюс. В этот раз на автобусе, ближе к вечеру.

Приехала специально на Травяной базар, а еще хотела купить босоножки, которые присмотрела за две недели до этого.

И первым делом пошла в обувной магазин. Моя парочка, как и две недели назад, стояла на полочке. Ну, я еще другие разные посмотрела, хотя уже точно знала, что куплю именно те, в которые две недели назад влюбилась. Померила их. Полюбовалась в зеркало. Пошла на кассу.

Там что-то не ладилось с терминалом. Мне пришлось прилично ждать пока покупатель передо мной рассчитается, а потом пришлось ждать, когда рассчитают меня. И вот я стояла и ждала (я, между прочим, никуда не торопилась). И вдруг зачем-то обернулась. И в широко распахнутых широких стеклянных дверях магазина увидела Александра Васильева собственной персоной))))

Он шел по проспекту Гедиминаса, возможно, из Музея прикладного искусства (у него там выставка сейчас проходит), в реальной жизни ровно такой же, какой в телевизоре (в компьютере, если точнее, потому что телевизор я не смотрю). И я, конечно, воскликнула: «Васильев!» И девочка-кассир закивала и заулыбалась, мол, да, Васильев, знаем (как будто они каждый день его видят). И если бы не мои новые туфли (на тот момент еще не мои, еще не купленные), я бы уже понеслась за ним. Но когда терминал все-таки снял деньги с карты, я вышла и никакого Васильева не было и в помине. Как будто это был мираж (кстати, вечер был жаркий).

Так что я пошла заселяться в хостел, а потом гулять.

Погуляла по базару, а после просто пошла по проспекту вперед.

Шла себе и шла.

Дело близилось к ночи, но было еще светло (все-таки самый длинный день в году). Гедиминаса чем дальше, тем становился безлюднее. А в конце, у моста через Нерис, почему-то и вовсе не было народу, и возникло вдруг ощущение, что я не в Вильнюсе, а в Питере - глубокой белой ночью, когда все еще светло, но уже абсолютно пусто как от местных, так и от туристов.

Потом на мост пришел турист из Китая. Достал из сумки навороченный фотоаппарат и стал фотографировать воздушный шар. А я пошла дальше сама не зная куда.

Увидела этот дом.



Деревянный, с поленницей. В самом центре города, среди каменных высоких зданий.



В конце концов я пришла к чему-то, огороженному колючей проволокой, на чьей территории стоял храм с изображением на старой-старой стене портрета Христа.

Там остановилась и долго смотрела на портрет (хотелось помощи, и казалось, что вот здесь и сейчас я ее получу). Но все-таки стремно было стоять под окнами здания, очень смахивающего на тюрьму, тем более, что окна здания были темными и я не видела, что за ними.

Я пошла домой, в смысле, в хостел)

А утром, напившись молока, сразу снова вышла в город. Хотелось кофе выпить обязательно на улице.

Кофе я купила в R kiosk'е. Они начинают работать очень рано (на вокзале, возможно, и вовсе в полседьмого). Там можно купить какой угодно кофе, всякие печеньки и прессу, естественно.



Села за один из двух выставленных на улице у киоска столиков лицом в сторону реки и за кофе наблюдала, как собираются на работу торговцы цветами. И как им привозят в тележках цветы. Там были совсем молодые парень и девушка. Парень толкал груженную тележку одной рукой, а на обратном пути, пустую, одной рукой тянул за собой. Вторую руку все время держала его спутница. Мне показалось, она смотрела на меня, как будто сообщая: «Да, я не богата (одеты они оба были более чем скромно), но у меня есть он! А ты сидишь здесь одна!»






Я люблю Вильнюс за то, что только в нем почему-то получается совершенно спокойно сидеть ранним утром на улице и целый час пить кофе. И никто не дергает, не звонит, и ничего не страшно, и совершенно не беспокоит вопрос, а что же будет дальше.

Как будто жизнь только-только началась, и при том, что времени у тебя много-много, ты уже много-много знаешь и умеешь.

Сколько буду приезжать сюда, столько буду рождаться заново)

Комментариев нет:

Отправить комментарий