вторник, 6 августа 2013 г.

про деток

Перед работой я зашла в магазин. Взяла хлеба хорошего и лимон. Пошла на кассу.

Очень плохо себя чувствовала, сильно кружилась голова. Затормозила, отыскивая в сумке карточку. В это время на кассу пришла девочка лет четырех.

Деловито обошла меня, выставила рядом с моим (уже пробитым) лимоном пластиковую поллитровую банку сметаны, достала розовый кошелек и вытащила из него 500 рублей.

– Поваалуста! – негромко, но отчетливо произнесла, протягивая продавцу деньги.

Та, молодая симпатичная брюнетка, улыбалась. И я улыбалась. Но тут пришла мама. Тоже молодая. И очень симпатичная. И почему-то сказала:

– Ну сколько раз тебе повторять – не суйся!

Без злости, только чуть раздраженно, почему-то именно эти слова. Не суйся! И именно эти слова мама, видимо, много раз повторяет...

Потом по дороге на работу я вспоминала, как мы с Леной ездили в Берлине на детскую площадку в Вильхельмсхаген. В Берлине детские площадки на каждом шагу, но мы поехали именно на эту, потому что там была качелька из трендовых (на толстом шнуре с пружиной резиновая таблетка, на которую можно сесть или встать ногами, если смелый), идеально подходящая под Ленин рост.




Дело было утром в понедельник. Район был окраинный, малолюдный. У площадки – кафешка, в ней – парочка пенсионеров за кофе.

Я тоже уселась себе на лавочке и, пока ребенок осваивал непривычную качельку, наслаждалась хорошей погодой, приятными мыслями и осознанием факта, что я не на работе. Надо мной цвели липы и стоял мерный постоянный гул пчел, как будто море спокойное шумело.

А потом пришел местный детский сад. Человек десять деток и одна воспитательница.

Дети в доли секунды разбежались по площадке. Воспитательница, лет сорока пяти, невысокая, крепко сбитая, поздоровалась со мной, улыбаясь во все зубы, разулась и села на качели. Раскачивалась все выше и выше, хохоча и улюлюкая.

Дети (они были лет пяти, совершенно нестеснительные и бесстрашные) уже тоже везде кружились и висели. На трендовую качельку (буду называть ее весёлкой) их забралось сразу несколько человек, причем Лену ничуть не выгоняли, наоборот пытались с ней общаться, громко и зазывно. Но непонятно, поэтому Лена ретировалась на лавочку читать книгу)))





Лена читала, а я наблюдала за детьми. Очень трудно было оторваться)

Одни по двое-трое летали на весёлке. Другие по двое-трое, визжа, ёхая, выстраивались на ее пути препятствиями и тут же разбегались от нее стремительно или просто валились на землю в крупные мягкие щепки, которыми в Германии усыпаны большинство детских площадок из тех, что я видела.

Мальчишки визжали, как девчонки, а девчонки (все в светлых сарафанах), сверкая трусиками, раскачивались на резиновом тросе, как мартышки.

Воспитательница при этом даже не думала кричать как вы себя ведете! аккуратно! тише!

Но вот длинноволосая девочка заплакала. Я подумала – теперь воспитательница даст волю голосовым связкам, но та спокойно сказала: «Иди ко мне!» И сама тут же пошла девочке навстречу. Взяла ее на руки, обняла и стала жалеть. И никаких криков и никаких замечаний в сторону «обидчиков».

А вам в детстве, когда было больно или обидно, чего хотелось больше? Чтобы обидчика наказали или учили? Или чтобы вас просто пожалели?

***

Через минут десять, когда уже высохли слезы и мир был восстановлен, дети как-то само собой у весёлки выстроились в очередь. И не нарушали ее, только громко выкрикивали иногда jetzt bin ich! (теперь я!)

Возможно, в крови у них немецкая любовь к порядку. А, возможно, и наши дети такие. Можно проверить: пустить играть и не кричать на них постоянно и их не дергать.

Там, где детям не нужна наша помощь, наша помощь им только мешает :)

Комментариев нет:

Отправить комментарий